Перейти к содержанию
Авторизация  
Grimalkin

Дин Кунц, "Холодный огонь"

Рекомендуемые сообщения

Grimalkin

Журналистка Холли Тори приехала в частную школу на западе Портленда, чтобы взять интервью у учительницы Луизы Тарвол, чью книгу стихов приобрело одно из крупнейших нью-йоркских издательств.

 

В этот летний день школа оказалась почти пустой. Одна из учительниц взялась присмотреть за классом Луизы, а она сама и Холли направились к столику из красного дерева.

 

Рядом находилась игровая площадка: слева — гимнастический городок, справа — качели. Было тепло и пахло сосновой хвоей.
 
— Вы только обратите внимание, какой здесь воздух! Дыши — не надышишься! — Луиза сделала глубокий вдох и прикрыла глаза. — Сразу видно, что мы на краю огромного парка. Чистота, почти не тронутая цивилизацией.— Только в единении с природой, вдали от цивилизации я живу, слышу голоса деревьев, кустарников, рыб…
 
— Голоса рыб? — Холли едва не рассмеялась.

 

— В лесу, даже в грязи, — говорила Луиза, — чистота, сравнимая со стерильностью хирургической клиники.
 
Она запрокинула голову, подставляя лицо солнечным лучам.
 
— Чистота природы очищает вашу душу, и в обновленной душе рождается высокое испарение великой поэзии.
 
— Высокое испарение? — переспросила Холли, словно желая убедиться, что каждое бесценное слово фиксируется на пленке ее диктофона.
 
— Высокое испарение, — повторила Луиза и улыбнулась.

 

Она нравилась Холли внешне, но ее внутренний мир вызывал протест. Учительница говорила о себе как о внеземном существе, но в каждом слове чувствовалась фальшь. Ее отношение к миру не было основано на знании или интуиции — это была всего лишь прихоть. И выражала Луиза свои мнения цветисто, но неточно. Говорила много, а слова были пустыми, ничего не значащими.
 
Холли сама интересовалась экологией, но мысль о том, что они с Луизой сходятся во взглядах, привела ее в смятение. Всегда неприятно открывать, что в единомышленниках у тебя человек, которого считаешь глупцом.
 
Тут недолго усомниться и в собственной правоте.
 
Луиза подалась к собеседнице, положила руки на стол.
 
— Земля — живое существо. Она могла бы говорить с нами, если бы мы были этого достойны. Отверзлись бы уста скал, растений, воды и заговорили с вами так же свободно, как говорю я.
 
— Какая удивительная мысль! — отозвалась Холли.
 
— Люди — это всего лишь вши.
 
— Простите, кто?
 
— Вши, кишащие на живом теле Земли. — Луиза прикрыла глаза.
 
— Мне это никогда не приходило в голову, — сказала Холли.
 
— Бог не только в каждой бабочке, Бог — каждая бабочка, каждая птица, каждая живая тварь. Я бы пожертвовала миллионом, нет, десятками миллионов человеческих жизней ради спасения одной невинной семьи кроликов, потому что каждый из этих кроликов — Бог.
 
Экофашизм, подумала Холли, но вслух сказала:
 
— Я каждый год жертвую на защиту окружающей среды все, что могу, экология никогда не была мне безразлична, но, вижу, мое сознание еще не достигло таких высот, как ваше, Луиза.
 
Поэтесса не уловила сарказма. Она наклонилась вперед, и ее рука сжала пальцы Холли.
 
— Не волнуйтесь, дорогая, к вам это придет. Я чувствую в вас огромный духовный потенциал.
 
— Помогите мне понять, Луиза… Бог в бабочках и в кроликах, в каждом живом существе, в скалах, земле, воде… но в людях Бога нет?
 
— Вы абсолютно правы, и виной тому — одно из наших противоестественных свойств.
 
— Что вы имеете в виду?
 
— Люди разумны.
 
Холли даже заморгала от удивления.
 
— Да, высокая степень разумности противоестественна. Ни одно другое создание природы не обладает этим качеством. Поэтому природа боится нас, а мы подсознательно ненавидим ее и хотим уничтожить. Разум породил прогресс, а прогресс ведет к ядерному оружию, генной инженерии, хаосу и в итоге — всеобщей гибели.
 
— Но разве не Бог… или, скажем по-другому, не эволюция природы дала нам способность мыслить?
 
— Случайная мутация. Мы все мутанты, монстры.
 
— Но тогда, чем менее разумно живое существо…
 
— Тем ближе оно к естественному состоянию, — докончила за нее Луиза.
 
Холли медленно кивнула, словно размышляя о преимуществах неразумного существования.
 
— Знаете, Луиза, — обратилась она к собеседнице, — я вот думаю над вашими словами и вижу, что вы, пожалуй, ближе, чем кто-либо, к естественному состоянию.
 
Та приняла это за комплимент, и лицо ее просияло.
 
— Деревья — наши сестры, — пылко продолжала поэтесса с воодушевлением человека, обнаружившего в собеседнике благодарного слушателя; она стремилась приоткрыть Холли новую грань своей философии и, похоже, забыла, что люди всего лишь вши. — Могли бы вы своей сестре отрезать руки, рассечь ее плоть и построить дом из частей ее тела? Я уверена, что нет. У вас доброе сердце.
 
— Конечно, нет, — искренне ответила Холли. — Да и потом, вряд ли городской совет согласится на подобное строительство.
 
Она могла говорить что угодно. У Луизы не было чувства юмора, обидеть ее было невозможно.
 
Поэтесса продолжала разглагольствовать, а Холли, изобразив на лице интерес, задумалась о прожитой ею жизни. Она тратила бесценное время в компании идиотов и жуликов, выслушивая их излияния, безуспешно пытаясь обнаружить крупицы смысла в глупых или параноидальных историях.
 
Ей стало жаль себя. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Акка Кнебекайзе

Прекрасно.

А знаете, что мне доводилось сталкиваться с такими? Причём это были люди с высшим образованием... Правда, мальца ебанутые. Но это выяснялось в процессе беседы)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Grimalkin

У меня, к сожалению, приятельница такая. 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Кириешка с хреном

"— Знаете, Луиза, — обратилась она к собеседнице, — я вот думаю над вашими словами и вижу, что вы, пожалуй, ближе, чем кто-либо, к естественному состоянию."

 

Мне больше всего вот это предложение понравилось. Зачетная текстовочка, Grimalkin, спасибо.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Непокусяка

Большинство зоошизоидов просто не поймут смысла написанного. Они существуют и мыслят как описанная экзальтированная дура, прожигая жизнь, обслуживают и выращивают блоховозов.

И жалеть их не надо, это их выбор.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Акка Кнебекайзе

Меньше всего жалеть их хочется. Они мне напоминают вот этих:

 

1281896613_7.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Кириешка с хреном

Большинство зоошизоидов просто не поймут смысла написанного. Они существуют и мыслят как описанная экзальтированная дура, прожигая жизнь, обслуживают и выращивают блоховозов.

И жалеть их не надо, это их выбор.

Да ну нафиг, какая жалость. Если б эти странненькие только свою жизнь спускали в унитаз, то и хрен с ними, но они ж вскармливают стаи в общественных местах, превращают в ад жизнь соседей, устраивая шавлятни в своих квартирах. Раздражение и негодование у меня вызывают такие люди, а совсем не жалость.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на другие сайты
Гость
Вы комментируете как гость. Если у вас есть аккаунт, пожалуйста, войдите
Ответить в этой теме...

×   Вставлено с форматированием.   Вставить как обычный текст

  Разрешено использовать не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отображать как обычную ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставлять изображения напрямую. Загружайте или вставляйте изображения по ссылке.

Авторизация  

×